5 причин посетить Псково-Изборский музей
Археология
Драгоценные металлы и камни
Иконы
Живопись
100 лет картинной галерее

НЕЛЕГКАЯ СУДЬБА УТРАЧЕННЫХ ШЕДЕВРОВ

06.07.2021

До Великой Отечественной войны Псковский музей обладал одной из наиболее значительных региональных коллекций произведений искусства.

К сожалению, невозможно совершить виртуальный тур по довоенному собранию музея из-за отсутствия изображений большинства тех музейных предметов, судьба которых до сих пор остается неизвестной. Но мы можем познакомиться с целым рядом шедевров изобразительного искусства, которые принадлежат Псковскому музею, но в процессе послевоенной реституции в Псков так и не вернулись.

Один из таких шедевров – икона «Вознесение Господне» 1542 г., хранящаяся с 1946 г. по настоящее время в Новгородском государственном музее-заповеднике.


Илл. 1. Икона «Вознесение Господне» 1542 г., современное фото.

Статьи, посвященные истории музея в период фашистской оккупации Пскова, истории перемещения коллекций в Германию и их послевоенной реституции размещены на сайте нашего музея. Пересказывать их не буду, но напомню некоторые факты.

В Пскове размещались Экономический штаб «Ост» и другие подразделения группы армий «Север», в т.ч. отдел «по охране культурно-художественных ценностей» (терминология оккупантов, далее – КХЦ), которым руководил директор и куратор Исторического музея г. Франкфурта-на-Майне, уполномоченный по охране КХЦ главного штаба группы армий «Север» ротмистр граф Эрнст Отто цу Зольмс-Лаубах. Деятельность Зольмса была направлена на обследование, сосредоточение, обеспечение сохранности, учет, использование и подготовку к вывозу КХЦ Северо-Западного региона.

К концу лета 1941г., «по инициативе и под руководством графа Зольмса» в здании Исторического музея на ул. Некрасова, в десяти залах Поганкиных палат из коллекции псковских музеев был сформирован так называемый «Музей Поганкина» (Pogankin-Museum). Музей был открыт для посещения, но только в рабочие дни с 10 до 12 часов.

В 1941–1944 гг. Псковский музей стал также базой хранения «культурно-художественных ценностей» не только Пскова, но и вывезенных из Новгорода и Тихвина, а также некоторой части музейных предметов, вывезенных из Гатчины и др. пригородов Ленинграда.

Известно, что «в июле 1942 г. граф Зольмс и художник Шпунгольц вывезли в Псков оставшиеся в соборе (Софийском) иконы Новгородского музея и полностью иконостасы еще пяти храмов».

С этого времени коллекции древнерусского искусства Псковского и Новгородского музеев словно неразрывно связаны. Систематизацией и учетом икон занимался новгородский археолог Василий Пономарёв, включенный оккупационной администрацией в штат псковского «Музея Поганкина», а в одном из залов палат Поганкина была размещена выставка новгородских икон и резьбы.

Илл. 2. Поганкины палаты. Зал со столбом. Выставка икон и резьбы, вывезенных Новгородского музея. 1942–1943 гг.

В 1944 г. новгородские и псковские иконы оккупанты спешно перемещают в Ригу, на склады Главной рабочей группы «Остланд», а оттуда вывозят в Германию. В Риге описанием и учетом икон занимался новгородец В.Пономарёв, а в 1945–1946 гг. он же работал с американцами в качестве эксперта по идентификации, определению принадлежности музейных предметов в процессе их подготовки для отправки в СССР.

Именно благодаря профессионализму Пономарёва, его работе по учету, продуманной, четкой системе маркировки икон и его экспертной работе почти все произведения древнерусского искусства из Новгородского и Псковского музеев вернулись в СССР.

И, наконец, эшелон, отправленный из Германии, два вагона которого были заполнены предметами древнерусского искусства Новгорода и Пскова, прибыл в Новгород.

К сожалению, в то время музейщикам не удалось правильно идентифицировать все возвращенные иконы, в результате вместе с псковскими в наш музей ошибочно «уехали» и несколько новгородских икон, а в Новгороде осталось более десятка псковских, причём, большей частью уникальных.

Среди них – икона «Вознесение Господне» 1542 г. (размер: 186,5 х 135), храмовая икона бывшей монастырской церкви Новое Вознесение в Пскове. В местном ряду иконостаса она зафиксирована и у краеведов дореволюционого времени, и в дневниках академика К.К. Романова в1920-х гг. На нижнем поле иконы подлинная надпись: «в лѣ (то) 7500 (1542) при державѣ ц(а)р(с)тва бл(а)говернаго велiкаг(о) кн(я)зя ивана васiльевiча вс(е)я роуси и прi архиеп(и)ск(о)пѣ велiкаго новаград(а) и пскова вл(а)д(ы)цѣ макарии напiсана быс(сть) икона сiя пове(л) ѣнием раба б(о)жiя иѠны инока», а также надпись о поновлении1606 г., вырезанная ниже, на накладной планке: «…ѣта 7114 году подъписанъ бысти Ѡбложонъ сиi Ѡбразъ при державе ц(а)ря и г(осу)д(а)ря великаго князя василия iвановича»

Уравновешенная композиция, гармоничный колорит и живописное совершенство делают эту икону одним из красивейших произведений искусства средневекового Пскова.

Сохранность живописи позволяет предположить, что икона не подвергалась грубым ремонтам. Возможно, что единственным было поновление, предшествовавшее украшению басменным окладом («…подъписанъ бысти…»).

Раскрытие иконы от потемневшей олифы и поздних прописок выполнено, как свидетельствуют фотодокументы, в Псковском музее в 1942 г.

Илл. 3, 4. Съемка процесса реставрации, 1942 г.

На фотографиях мы видим худенькую немолодую женщину, склонившуюся над иконой в одном из залов Поганкиных палат, это реставратор Новгородского музея Надежда Сергеевна Благовещенская. Рядом, вероятно, граф Зольмс.

Трудно даже представить, как хрупкая женщина, измученная лишениями, голодом и постоянными переездами, в необустроенном помещении, да еще и при постоянном надзоре со стороны немцев, смогла качественно выполнить реставрацию такой крупной иконы. А реставрация выполнена, действительно, очень профессионально, деликатно и бережно.


Илл. 5. Фото после реставрации, 1942 г.

Отдавая дань уважения мастерству и мужеству реставратора Благовещенской, надо рассказать немного и о ней самой.

Надежда Сергеевна Благовещенская (1881–1967) родилась в семье священника, служившего в Знаменской церкви в Санкт-Петербурге. Училась в Рисовальной школе Общества поощрения художеств, затем – в частной мастерской Я.Ф. Ционглинского.

В 1918‒1922 гг. по приглашению С.В. Чехонина работала на Государственном фарфоровом заводе (бывш. Императорском). В 1923‒1933 гг. работала реставратором икон в Русском музее. В 1933 г., будучи прихожанкой Знаменской церкви в Ленинграде, была арестована и приговорена к 5 годам лагерей за «церковную агитацию». Три года провела в сельскохозяйственном лагере Дальстроя, затем была сослана в Малую Вишеру, а оттуда в деревни около Бологого. По окончания ссылки получила разрешение жить в Новгороде. Работала в Новгородском музее реставратором икон.

В начале войны вместе с художницами Натальей и Татьяной Гиппиус, сестрами поэтессы З. Гиппиус, также сосланными ранее в Новгород, поселилась в одном из уцелевших корпусов пригородной психиатрической больницы, где нашли приют многие, лишившиеся крова, представители ссыльной интеллигенции. В 1942 г. перебралась в Псков, жила рядом с Пароменской церковью в одном доме с сестрами Гиппиус, археологом В.С. Пономарёвым и семьей писателя Б.А. Филиппова.

Немцы, заказывавшие Т. Гиппиус и Н. Благовещенской акварели с видами Новгорода и Пскова, а Н. Гиппиус – глиняные раскрашенные фигурки русских баб и мужиков, прозвали этот дом «Кунстколони». Платили очень мало: за акварель фунт или полтора плохого хлеба, но это был единственный источник существования. В 1944 г. Благовещенская вместе с сестрами Гиппиус перебралась в Ригу, затем жила в лагерях для перемещенных лиц на территорию Германии. После окончания войны вместе с семьей Б.А. Филиппова эмигрировала в США. Жила в Нью-Йорке, затем в Вашингтоне.

В коллекции Русского музея есть несколько пейзажей работы Н.С. Благовещенской.

Литература, источники:

  • Полчанинов Р. «Propaganda Abteilung Nord» // «За свободную Россию. Сообщения местной организации НТС на востоке США». – № 25(45). – США, 2004.
  • Пономарев В.С. Судьба монументальных памятников Великого Новгорода. Вступительная статья и публикация Н.Н. Гринева. Ежегодник НГОМЗ – 2005. – Великий Новгород, 2006.
  • Ткачева Н.М. Псковский музей в годы оккупации 1941–1944 гг. // Сводный каталог культурных ценностей, похищенных и утраченных в период Второй мировой войны, том 14. – Псковский государственный объединенный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник, кн. 1. – М., 2007.
  • Ткачева Н.М. Псковский музей: военная судьба коллекций // Сводный каталог культурных ценностей, похищенных и утраченных в период Второй мировой войны, том 14. – Псковский государственный объединенный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник, кн. 2. – М., 2008.
  • Ткачева Н.М «Pogankin-Museum» и база хранения // Музейный фронт Великой Отечественной. Сборник статей. – М., 2014. – C. 17–32.

База данных: "Все реставраторы Русского музея"

Фотоматериалы: Bundesarchiv, Bild № 1011-234-0923-34, № 1011-234-0923-37, № 187-217-1872-38. Федеральный архив, ФРГ.

Автор статьи: Н.М. Ткачёва, старший научный сотрудник отдела реставрации фондов