5 причин посетить Псково-Изборский музей
Археология
Драгоценные металлы и камни
Иконы
Живопись
100 лет картинной галерее

Ежегодная музейная акция 14 февраля «Влюблённые в искусство». Русские итальянцы

14.02.2021

Давным-давно, в далёком 2012 году в Картинной галерее Псковского музея-заповедника была поддержана акция, посвящённая 14 февраля, - «Влюблённые в искусство». На протяжении многих лет горожане приходили в музей, чтобы провести вечер в неформальной атмосфере русского и западноевропейского искусства, послушать живую средневековую и классическую музыку, лекции об искусстве и даже выиграть ценные призы - свадебный ужин в ресторане, регистрацию брака в Приказных палатах Псковского Кремля.

В этом году мы решили порадовать вас увлекательным путешествием в одну волшебную страну - Италию. Страну, куда бы мы хотели попасть сейчас, но, увы, пока не можем.


«Город Волшебства за углом», - Генри В. Мортен


ВЛЮБЛЁННЫЕ В ИСКУССТВО «РУССКИЕ ИТАЛЬЯНЦЫ»

В прошлые столетия в поисках вдохновения художники много и часто путешествовали по городам Италии.


Многим из них удавалось настолько проникнуться её атмосферой, что при созерцании художественных произведений «Русских итальянцев» у зрителей возникал эффект присутствия.

Исцеляющий от хандры жар итальянского солнца манил русских художников в эту южную страну. Искали натуру, затягиваясь в водоворот шумной итальянской жизни, отмечая ее контрасты: парадность и торжественность, суетность и быт. Восхищались прекрасными ландшафтами, холмами и долинами Тосканы, виноградниками и многочисленными парками.


Пропадали в тихих рыбацких бухтах, наслаждались умиротворенной тишиной оливковых рощ и пьянящим ароматом сицилийских лимонных садов. Все оттенки зелени смешивались как краски на палитре: посеребренные вековые деревья, декоративные изумрудные пинии. Сочетание неба, мрамора и зелени завораживало, оставляя в памяти образы, позже появляющиеся на картинах: бездонное, безграничное, высокое синее-синее южное небо в контрасте с жёлтыми стенами домов, впитавших в себя тепло и загадки прошлых столетий. Эта, совсем иная, тёплая палитра красок южного края не могла оставить равнодушным ни одного русского живописца, волею судьбы или обстоятельств оказавшегося на античной земле. Сменяющиеся минуты, часы, месяцы и годы переплетались, рисуя новую жизнь, отметая иллюзии и создавая новые мечты. Рим, Флоренция, Венеция, Сиена – города-загадки, переплетающие судьбы людей и события разных эпох. Исторические руины, свидетели страстей, трагедий и катаклизмов прошлого, как фрагменты мозаики, собранные воедино, вдохновляли и не оставляли равнодушным никого из вновь прибывших с северных земель учиться, впитывать, постигать и наслаждаться.

Италия – уникальное место и школа, и отдохновение от усталости серого низкого неба и бесцветных тревожных будней. Она всегда была мощным притяжением, вызывающим желание узнать и постичь тайну той самой Вечности истории, искусства и культуры. Мастера кисти не просто получали образование, они вживались в города Италии, прорастая в них вдохновением и созданными образами, привозя частичку южной страны в далекую Россию.

Живописцы влюблялись в этот край навсегда, приживались в нём и великолепно его знали, совершенствовали свое мастерство. Может быть, это определялось эмоциональностью и восприимчивостью молодых русских мастеров, которых накрывала безоглядная всепоглощающая любовь к Bella Italia. В 19 веке она всё ещё удивляла своими открытиями, археологическими находками. Вспомним Великого Карла, потрясённого раскопками древнего города Помпеи. А уже несколькими годами позже его полотно «Последний день Помпеи» потрясло зрителей двух стран. По многу лет в Италии жили и работали пенсионеры Академии Художеств, поэты и художники. Страна искусств их не отпускала, да они и не стремились её покинуть, создавая свои лучшие произведения. А некоторых из них итальянская земля укрыла навеки, став последним пристанищем: среди них Сильвестр Щедрин, Орест Кипренский и Карл Брюллов, и много позже, Сергей Дягилев, Игорь Стравинский и Иосиф Бродский…

*Сан-Микеле - «остров мёртвых» - венецианское кладбище, которое часто посещают туристы. Изначально там была тюрьма, но по указу Наполеона остров превратился в место захоронения. Сотни поклонников ежедневно посещают кладбище дабы возложить цветы на могилы выдающихся русских деятелей

Могила Иосифа Бродского


Сильвестр Щедрин (1791—1830) 13 февраля (к 230-летию художника)

Художник счастливой творческой судьбы, выдающейся пейзажист и мастер романтических видов Сильвестр Щедрин всегда воспринимал природу как счастливый и гармоничный мир, где всё ясно, неспешно, спокойно и красиво, где можно погрузиться в мечтания. Для него природа, пронизанная поэзией, красотой и легкостью, уже сама по себе была искусством. Он с ранних лет обучения старался постичь секреты старых мастеров. И вот, наконец, получает право на пенсионерскую поездку в Италию. К сожалению, война с Наполеоном отодвинула это долгожданное для него событие до 1818 года. Щедрин влюбился в Италию сразу и навсегда, особенно в колоритный Неаполь. Он писал неаполитанскую природу непосредственно на натуре, прочувственно передавая особенности эффектов моря и воздуха при солнечном и лунном освещении. Для художника наступило самое счастливое время для творчества. Встретившись с морем, привольной, свободной приморской природой, он, словно бы обрел новое дыхание. Именно здесь, в Неаполе или в его окрестности, написаны лучшие его пейзажи. В них ощущаются нежная безмятежность лунной ночи, летящий свет полуденного зноя, прохлада причудливо обвитых побегами винограда террас. Он настойчиво стремится передать игру солнца, блики, прекрасную серебристую дымку морских далей, прозрачный рассеянный свет. Стремясь передать легкость этой атмосферы, Щедрин ищет новые, не известные до него красочные сочетания.

Даже пресыщенные итальянцы желали приобрести пейзажи русского живописца. С 1825 года он окончательно поселился в Италии и активно начал работать на натуре, оставляя на холсте свои пленэрные впечатления. Один и тот же мотив мог писать по многу раз и всегда, изменяя детали, «воздух и тон картины».

Художником была написана серия водопадов в Тиволи (небольшой городок в 24 км от Рима), он прожил там два с половиной месяца. Наша работа «Водопад в Тиволи» (1821-23).

С. Щедрин «Водопад в Тиволи. У храма Весты. 1821-1823» из серии водопадов в Тиволи (под Римом). Поступила в 1930 г. из Русского музея, ранее собрание Агафона Фаберже - коллекционера и филателиста. Псково-Изборский музей-заповедник


Здесь он еще пишет с соблюдением многих правил академической живописи, разделяя картину на планы, ограничивая зоны изображения, соблюдая кулисность построения.

«… все ищут в моих картинах воду и охотнее оные раскупают, …нашли, что я оную пишу удачно,

в самом деле, я имею к оному склонность, почему и выезжаю в места, где есть реки и каскады». 1827 год

Щедрин, письма из Италии М., 1978 г. т. 1


Он обожал отвесные скалы, у подножия которых находятся гавани, колоритные виды на морское побережье, лабиринты узких улиц тесных итальянских городов. Чьи шаги они слышали? Стук чьих каблуков они помнят?

Но именно морская лагуна становится столь любимым живописным пространством, напоённым светом. Нежные, тонкие оттенки морской воды, звонкая прозрачность золотистых красок неба, серебристость приморского ветреного воздуха. Именно такова небольшая картина «Итальянский мотив. Амальфи» (1826-1827) из псковского собрания - вот они первые новаторские шаги, позднее подхваченные импрессионистами.


«Итальянский мотив. Амальфи» (1826-1827). Поступила в 1930 году из ГРМ, ранее находилась в Государственном музейном фонде. Псковский музей-заповедник.

Трепетное желание художника передать естественное слияние человека и природы «в счастливом моменте бытия» хорошо здесь чувствуется. Марины Щедрина никогда не изображали море как стихию. Его мир - это обжитая людьми природа, гавани и набережные итальянских городов и местечек, где люди проводят время на воздухе, а жилые постройки как бы сливаются с природой и прибрежными скалами. Его пейзажи созерцательны и мечтательны в тишине и статичности своих изображений. В них ничего не происходит, и плавный, тихий бег времени незаметен человеку. Это рай земного бытия, где жизнь беспечна и мечтательно ленива.

В акварели «Вид в окрестностях Соренто» (1825) он умело обогащает образ природы, пронизанный дуновением свежести моря, мыслями и чувствами человека, наполняя образы прекрасной Италии глубоким лиризмом и поэзией.


«Вид в окрестностях Соренто.1825» Бумага, акварель. Из частной коллекции. Внизу надпись» С. Щедрин 1825 год. Прежнее название - «Итальянский мотив»). Псковский музей-заповедник.


Великолепная, зовущая, романтическая Венеция всегда вдохновляла художников. Город будоражил и давал огромный творческий толчок мастерам в течение многих столетий. Она мало изменилась на протяжении веков, и строки Ивана Бунина понятны были бы и много лет назад до их написания:

Всякий раз, когда вокзал минуешь
И на пристань выйдешь, удивляет
Тишина Венеции, пьянеешь
От морского воздуха каналов.
Эти лодки, барки, маслянистый
Блеск воды, огнями озарённой,
А за нею низкий ряд фасадов
Как бы из слоновой грязной кости...

А. Мордвинов «Вид Венеции» с подписью «графъ Мрдвиновъ». 1840 г. Псковский музей-заповедник

Узкие лабиринты тесных и неприметных улиц, каналы, мостики, арочки и закоулки. Овеянный легендами и неразгаданными тайнами город с многовековой историей, где каждый дворец и каждый камень был свидетелем тысячи событий и происшествий, привлек ученика М. Воробьева, Александра Мордвинова, и он не стал исключением, и был затянут в водоворот особого обаяния и мистической атмосферы города, возведённого на море.

Александр был известен как художник - любитель, живописец и акварелист, мастер перспективы. Он любил писать морские пейзажи, виды приморских городов, гипсовые и мраморные барельефы. А Венеция стала одной из любимых его тем. Во время поездки в Италию, когда Мордвинов сопровождал свою больную жену, и в путешествии по югу страны и Сицилии, он сделал наброски с натуры, на основе которых по возвращении в Санкт-Петербург написал картины. На небольшом по размеру холсте из собрания Псковского музея изображен вид на Гранд-канал и церковь Санта Мария делла Салюте, храм, построенный в честь избавления города от чумы 1630 - 31 годов. Уже на протяжении многих веков купол Салюте остается важным дополнением к горизонту Венеции и символом города, вдохновляющим многочисленных художников. Это традиционное изображение венецианского пейзажа, один из тех мажорных видов, которыми так славится мистический город. Такому настроению способствует яркая красочная гамма, отличающаяся разнообразием. Колорит пейзажа яркий и солнечный, с превосходной игрой света и тени. Художник усилил контраст цвета жёлтых стен домов и беспокойного серо-синего оттенка сгущающихся туч, затягивающего вас в поток, выводящий из Гранд - Канала в венецианскую лагуну Адриатического моря. На фоне тревожного неба, в перспективе, в розовой дымке по центру высветляется белеющий купол церкви Санта – Мария делла Салюте, а дальше - выход в открытое море, сродни выходу в портал чего-то недосказанного и до конца неизведанного.

Совсем другая Венеция у Степана Петровича Ярёмича, русского художника украинского происхождения, искусствоведа, художественного критика, коллекционера и писателя. Он был знаком с многими художниками, брал уроки у Н. Ге, помогал М. Врубелю, ставшему для него наставником, расписывать Владимирский собор в Киеве. Много путешествовал. В Париже работал в антрепризе Дягилева, создавал декорации по эскизам Головина А. к спектаклю «Борис Годунов».

«Вид Венеции» начало ХХ века. С авторской подписью «С. Яремичъ.». Псковский музей-заповедник


В этой работе совсем другая палитра. Неброский серо-синий, даже мрачный колорит вызывает чувство легкой грусти, а, может, и волнения или тревожности (вероятно - влияние легенды о том, что место между колоннами использовали для смертной казни), хотя художник в своих произведениях любил обращаться к такой неяркой, не кричащей гамме цветов. Меланхолия раннего вечера или чуть зарождающегося утра лишена ярких красок, морской, наполненный влагой воздух пронизывает лёгкие одежды немногочисленных, прогуливающихся на площади венецианцев.

Он пишет начало небольшого фрагмента набережной, примыкающей к площади Сан-Марко. На заднем плане картины – Сан-Джорджио – Маджоре, монастырь на маленьком одноимённом острове. Величественный собор из белого мрамора, в котором хранится знаменитая картина Тинторетто «Тайная Вечеря», специально написанная для этой церкви. Гранитные колонны Святого Марка и Святого Теодора, полученные в качестве военного трофея из Турции, стоят на набережной, выходящей на канал Сан-Марко.

С. Ярёмич. Рисунок с аналогичным сюжетом. «Площадь святого Марка в Венеции». Бумага, акварель, карандаш. Государственный музей-заповедник «Петергоф»

Рубеж XIX - XX веков - краткий по времени, но уникальный по своим художественным открытиям период. Время, когда происходит ломка привычного понимания мира. Время общественных потрясений и войн, революций и распада, разлада прежних отношений и разочарование в былых идеалах. Время депрессии, усталости и – жажды обновления, смелых и дерзких поисков нового. Сама история определила страстное неприятие многих событий, происходящих вокруг и поиск новаторских взаимоотношений с жизнью. Обладая чувством времени, художники интуитивно предвидели наступление нового мира.

В июне 1901 года в журнале «Мир искусства» появляется статья, где художника А.А. Риццони называют самым худшим из всех современных художников и что обществу необходимо избавиться от всех работ Риццони, которые позорят русское искусство. Не выдержав травли, пожилой живописец свел счеты с жизнью. Не захотел больше жить искренне влюбленный в искусство человек, о котором Павел Третьяков писал следующие строки: «Ваши картины прелестны, дай вам Бог продолжать такие шаги вперед, какие вы прошедший год сделали».

Жестокое пульсирующее время, окутанное легендами и страстями рубежа веков, никого не щадило - интриги и злословие оборвали жизнь Александра Риццони. Художник итальянского происхождения, академик, профессор ИАХ большую часть жизни провел в Италии. Он был известен как жанровый и портретный живописец.

В собрании музея есть несколько работ Александра Антоновича. Одна из них прекрасная, совсем небольшая по размеру - «На набережной», 1881.


А. Риццони «На набережной», 1881 г. Псковский музей-заповедник

Действо развивается на фоне мощной каменой набережной, такой же неприступной, как и молодая женщина, стоящая возле неё с плетёной корзиной улова. Выставив локоток в сторону флиртующих с ней рыбаков с только что причалившего в бирюзовую бухту баркаса, героиня всем своим видом показывает безразличие, игнорируя игривый взор хитрых карих глаз любителей водной стихии, непринуждённо развалившихся на каменных плитах. Несмотря на её усталость и грусть, она с некоторой кротостью выслушивает их шутки, не втягиваясь во флирт. Подбитые каблуки, измятые грязно-белого цвета панталоны, рыбацкие широкополые шляпы, прикрывающие обветренные лица, нисколько не смущают кавалеров. В этой бытовой жанровой сцене художник не лишает зрителя удовольствия созерцать местный колорит, обращая его внимание на мелкие детали - шпоры, красный пояс, платок. Эта милая сцена переносит нас на итальянское побережье, где почти всю свою творческую жизнь и провел Александр Риццони, любивший такие бытовые художественные миниатюры привычного южного быта, с его азартом, весельем и очарованием ровно идущих дней на фоне лёгких и прозрачно-солнечных пейзажей.

Неаполь - менее изысканный по сравнению с таинственной и мистической Венецией. Город обширный, прекрасный и многолюдный, улицы всегда наполнены шумно гомонящим народом, количество которого к вечеру умножается многократно. Песни, шум, ярморочные крики, толкотня, вопли разносчиков.

В собрании музея хранится одна графическая работа Мстислава Добужинского «Улица в Неаполе», 1911 г.

М. Добужинский «Улица в Неаполе», 1911 г. Слева внизу: М. Добужинскiй Napoli 6 VIII .

1911 г. Псковский музей-заповедник

Профессор ПАХ, художественный критик, мемуарист- художник известен как мастер изображения городских улиц, умеющий почувствовать атмосферу и дух города. Его называли «грустный лирик Петербурга», так проникновенно он создавал свой рассказ об этом притягивающем и таинственном месте. Но как художника его интересовали не столько красоты любого, знакомого ему города, сколько закоулки и дворы. И, Неаполь, в котором он оказался, не стал исключением. М. Добужинский изображает обычный квартал. Внимание зрителя сразу привлекает мощная яркая стена из векового камня в центре акварели. Некоторую разбросанную декоративность сплошной стене дома придают разнообразные окна. Строения громоздятся друг за другом. Этот густозаселённый квартал лишь один из немногих аналогичных закутков города, которые обошел художник, бродя по Неаполю. Яркость вывесок, реклама, болтающаяся корзина, убегающие за поворот узкие как ленты пешеходные тропы. И вдруг - встретившиеся два хорошо одетых горожанина. Их силуэты - как восклицательный знак в безлюдном дворе. Несомненно, это встреча давних знакомых, их беседа длится столь долго, что не помешала голубям собраться возле них в стаю. Композиция акварели такова, что мы невольно в своём воображении дорисовываем далее идущие длинные дороги, упирающиеся в дома старого Неаполя.

Наше путешествие по просторам Италии в компании русских художников подошло к концу. Надеемся, оно подарило вам искорки солнечного лета, заряд настроения и влюблённость - а в кого или во что - это останется тайной каждого из нас...

О.А. Алексеева, зав. художественным отделом Псковского музея-заповедника.