Археология
Драгоценные металлы и камни
Иконы
Живопись
100 лет картинной галерее

К 145-летию со Дня рождения художника Петра Кончаловского

21.02.2021

КОНЧАЛОВСКИЙ ПЕТР ПЕТРОВИЧ (9 [21] февраля 1876 – 2 февраля 1956)

Картинки по запросу "петр кончаловский"
Автопортрет (в желтой рубашке). 1943. ГТГ

Петр Кончаловский – примечательная личность среди звёзд русской культуры 20 века. Потомственный дворянин, один из столпов русского авангарда, а позднее – соцреализма, основатель семейного клана, представители которого внесли весомый вклад в различные сферы творчества – достаточно вспомнить о его знаменитых уже в наше время внуках – кинорежиссерах Никите Михалкове и Андроне Михалкове-Кончаловском.

Благодаря издательской работе своего отца, литератора и переводчика, Петр с юных лет оказался в благотворной среде художественной интеллигенции, был близко знаком с величайшими русскими художниками Ильей Репиным, Виктором Васнецовым, Исааком Левитаном, Валентином Серовым и Михаилом Врубелем, который, кстати говоря, позднее был шафером на его свадьбе. Решение посвятить себя изобразительному искусству привело юношу сначала в Харьковскую частную художественную школу, затем в вечерние классы СЦХПУ (1889-1895), а в 1896 г., по рекомендации одного из своих наставников, Константина Коровина, он отправляется в свою первую поездку в Париж – учиться в частной Академии Жюльена. Через два года, вернувшись в Петроград, он продолжил учебу в стенах Петербургской Академии художеств, а затем в мастерской баталиста Павла Ковалевского. Неудовлетворенный рутинностью учебного процесса в этих художественных заведениях, он ищет необходимые новые впечатления в живых контактах с зарубежными и отечественными художниками. В 1900-е гг. совершает поездки в Сибирь, на русский Север, в Италию, Францию, Испанию и Германию.

В 1910-е годы Кончаловский принимает участие в выставках художественных объединений «Мир искусства», «Союз молодежи», «Бубновый валет», одним из основателей которого он стал. В отличие от своих друзей-художников Ильи Машкова, Аристарха Лентулова, Михаила Ларионова, вращавшихся, главным образом, в среде московской художественной тусовки, он лишь приезжал на выставки и сопровождавшие их диспуты, предпочитая работать на юге Франции. Не удивительно, что он был хорошо знаком с европейскими живописцами – Матиссом и Пикассо; боготворил Сезанна, «ухватившись за него в поисках дороги к новому искусству, как утопающий за соломинку» и даже перевёл на русский язык книгу с публикацией его писем. В раннем своем творчестве Кончаловский соединил конструктивность форм, идущую от Сезанна, с праздничной стихией красок, свойственных русскому народному творчеству, наполнив, таким образом, формальные поиски полнокровным оптимизмом чувственного восприятия мира.

Однако, переживший в 1910-1920-е годы увлечение постимпрессионизмом, фовизмом и кубизмом, пройдя через опыт синтеза этих течений с национальной практикой примитивизма, он всё больше сближался с художниками московской живописной школы и ко второй половине 1920-х пришел к реализму.

Как артиллерийский офицер, в 1914-17 годах Кончаловский воевал на фронтах I мировой войны, где получил ранение. После революции вместе с семьёй остался жить и работать в России, не предпринимая никаких попыток эмигрировать за её пределы.

Европейски образованный, обладавший независимым характером, он занимал место лидера среди других московских художников. Немаловажное значение имели его фамильные связи и авторитеты, на которые можно было опираться: от благоволившего ему Наркома просвещения Анатолия Луначарского до великого русского художника Василия Сурикова, его тестя, с которым он выезжал в Испанию и другие страны Европы.

Почти за 60 лет, отпущенных Кончаловскому судьбой для творчества, он создал около двух тысяч картин, стилистика которых постепенно претерпевала изменения, всё больше тяготея к характерному для русского искусства 19 века реализму. С середины 1920-х гг. он работает в Подмосковье, совершает поездки по России, в том числе по псковским и новгородским землям. В его живописи преобладали пейзажи, натюрморты и портреты, некоторые из которых можно с уверенностью причислить к шедеврам отечественного искусства. Среди них портреты художника Г.Б. Якулова (1910), режиссера В.Э. Мейерхольда» (1938), находящиеся ныне в собрании ГТГ, а также многочисленные портреты (групповые и отдельных членов большой семьи Кончаловских), выполненные в разные годы. Примечательно, что, не скрывая своих симпатий к западной культуре и не опускаясь до восхваления существующего порядка вещей в годы сталинского правления, он и его семья избежали репрессий. Сохранилась легенда о том, как Кончаловскому удалось легко «выйти сухим из воды», получив предложение написать портрет Сталина. Так или иначе, он сумел, сохраняя авторитет как со стороны органов советской власти, так и со стороны своих коллег, остаться в стороне от политики и быть творчески свободным.

Кончаловский был участником более чем 120 выставок, в том числе в составе художественных объединений «Московские живописцы», АХРР, «Бытие». Был удостоен званий почетного члена общества Поля Сезанна (1924, Франция); лауреата Сталинской премии I степени «За многолетнюю творческую деятельность» (1942); народного художника РСФСР и действительного члена Академии художеств СССР (1947).


Натюрморт с капустой. 1937. Псковский музей-заповедник

Собрание Псковской картинной галереи обладает одной единственной работой Петра Кончаловского, поступившей в 1977 году из коллекции И.М. Воронова, настоятеля Псково-Печерского монастыря. Источник поступления ее в эту коллекцию остался нам неизвестен. «Натюрморт с капустой», как гласит дата, запечатленная рядом с подписью автора в левой верхней части холста, был написан в 1937 году. Это один из многочисленных натюрмортов художника, не устававшего писать приносившие радость, как зрителям, так и ему самому, знаменитые «сирени», а также всевозможные цветы, травы, фрукты, овощи и охотничьи трофеи.

Этот небольшой холст из собрания Псковской картинной галереи имеет ярко выраженную натурную основу. Запечатлены небрежно брошенные на стол, чуть припорошенный рыжими осенними листьями, дары осеннего огорода: за пучком моркови и двумя яблоками грудой высятся крепкие зелено-белые кочны капусты. Они словно приготовились покатиться по чуть накренившейся поверхности. Овощи написаны живым, корпусным, впитавшим солнечный свет мазком, выявляющим накопленные в плодах соки земли. Мастерски расставлены цветовые акценты: тёплые оттенки охры и оранжевого оттеняют холодные блики на «непокорных» отогнутых капустных листах, создавая динамику возможного движения. В скромном, заурядном, на первый взгляд, натюрморте ощутима рука большого мастера - жизнелюба и оптимиста, у которого даже авторская подпись, помещенная не в уголке, а на самом видном месте холста, звучит победно: «П. Кончаловский 1937».