С 30 октября 2021 г. при входе в музейные объекты посетителям старше 18 лет необходимо предъявлять QR-код, подтверждающий прохождение вакцинации против COVID-19, либо QR-код, подтверждающий перенесение новой коронавирусной инфекции (COVID-19) в течение последних 6 календарных месяцев и паспорт гражданина РФ. x
5 причин посетить Псково-Изборский музей
*
Археология
Драгоценные металлы и камни
Иконы
Живопись
100 лет картинной галерее

К 90-летию со Дня рождения скульптора Киры Суворовой

21.04.2021

СУВОРОВА КИРА ИННОКЕНТЬЕВНА (1931 – 2017)

Кира Иннокентьевна Суворова родилась в Ленинграде в 1931 году в семье двух художников, чьи имена теперь стали достоянием истории. Её родители – живописец Софья Закликовская и скульптор Иннокентий Суворов, в 1920-30-е годы были учениками одного из «революционеров от искусства» – П.Н. Филонова и членами организованной им группы единомышленников «Мастера аналитического искусства».

Первые навыки в скульптуре она получила от отца, еще в детстве, в годы, когда семья из осажденного Ленинграда была эвакуирована в Ярославскую, а затем в Омскую область и Комсомольск-на Амуре. С тех пор возникла тяга к местам, далёким от городской цивилизации, интерес к деревенским людям, живущим единой жизнью с окружающей их миром природы.

По возвращении в Ленинград она получает базовые профессиональные навыки в Средней художественной школе, а затем на скульптурном отделении Института живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е. Репина у И.В. Крестовского и в творческой мастерской академика В.В. Лишева. Близость эстетике позднего русского академизма обоих упомянутых наставников не помешала им предоставить своей юной воспитаннице право выбрать иное творческое направление.

С конца 1950-х годов начинается важный этап сбора материала для самостоятельной работы – многочисленные поездки в самые разные концы света. Прежде всего – в пределах СССР: на Байкал, в Киргизию, на Кавказ, в Новгородскую область, в Армению, Среднюю Азию, на Онежское озеро, по Ленинградской области, в Казахстан, Великий Устюг, Грузию, а в конце 1960-1970-е годах – в Египет, Индию, Турцию. Ежегодно, иногда по нескольку раз вместе с мужем, живописцем Александром Столбовым, она приезжала в Псков, где жили родственники по материнской линии, и прошла юность её мамы, получившей первоначальное художественное образование в Художественно-промышленной школе им. Н.Ф. Фан-дер-Флита и увековеченной писателем Вениамином Кавериным в знаменитом автобиографическом романе «Освещенные окна».

С конца 1960-х годов Кира Иннокентьевна всё чаще подолгу живёт и работает в деревне Дворище Псковской области, где также находит богатый материал для своих работ.

В отличие от живописи, которой доступны любые изображения видимого и невидимого мира, скульптура, чьей главной особенностью является объём, располагает очень небольшим выбором жизненного материала. Главным образом, это изображение человека: памятники, аллегорические фигуры, типологические изображения, портреты, жанровые композиции из нескольких фигур… Однако, при всей ограниченности перечисленных сюжетов, скульптор всегда найдёт возможность проявить свой талант, поскольку человеческое тело таит в себе бесконечную пластическую выразительность.

Кира Суворова работала, главным образом, в жанре камерной скульптуры, используя, в зависимости от стоящей перед ней конкретной задачи, чаще всего два любимых материала: шамот и дерево. Метод ее работы был не совсем обычным. Она не заставляла свою модель позировать, как это делают многие скульпторы, но долго присматривалась к человеку и делала быстрые контурные зарисовки на бумаге. Спустя какое-то время, когда впечатление кристаллизовалось в её памяти – приступала к объёмному изображению: резала фигуру из дерева («Женщина с ведром»,1969 г.) или, приготовив массу шамота (прочной разновидности керамики), делала отливку, используя предварительно приготовленную из промежуточного материала форму («Гиждуванский керамист» 1964).


«Гиждуванский керамист» 1964

Чаще всего работы оставались нераскрашенными или едва тронутыми цветом. Так, например, серый цвет шамота в сочетании с черной тюбетейкой на голове гиждуванского керамиста ассоциирует его фигуру с обесцвеченным жарой песком. Важная роль здесь принадлежит силуэту. Музыкальная протяжённость линии (от склонённого профиля, через округлость головы – к угловатому плечу и плавной линии лежащей на колене руки) подобна звучащей восточной мелодии. От этого фигура сидящего юноши наполняется той особой грацией, которая присуща именно людям Востока.

Сюжет выполненной из нераскрашенного шамота скульптурной группы «На перевозе» (1962) подсмотрен, как и в большинстве работ Суворовой, в жизни: два сельских жителя ожидают на пыльной дороге то ли паром, то ли попутку… Коренастая фигура женщины в платочке, из-под которого выбивается тёмный чубчик, дана в решительной энергичной позе и поставлена вертикально. Сидящий на корточках рядом с ней мужчина в кепке и кирзовых сапогах – характерный тип работяги, «рубахи-парня». Присмотревшись внимательно к этим, казалось бы, независимым, отдельно существующим фигурам, вдруг замечаешь удивительный эффект: пространство между ними – «говорящее».


«На перевозе», 1962

Большая часть образов, запечатленных в шамоте и дереве, навеяна псковскими впечатлениями, жизнью обычных колхозников Стругокрасненского района, куда часто приезжали скульптор Кира Суворова и живописец Александр Столбов. Это была настоящая псковская «глубинка». Заброшенная деревня Дворище, в которой оставалось всего четыре дома и соседнее село Высоцкое, где жили полеводы и работники большой молочной фермы, привлекали художников совсем не потому, что кто-то «сверху» насаждал «тему труда». Желание прикоснуться к цельным русским характерам, чьи «очи простодушья не знают хитрости пелён» было внутренней потребностью. Дорожа каждым днём, проведённом «на земле», в деревне, Кира Иннокентьевна говорила: «В городе отдельный человек сливается с толпой, как дерево в густом лесу, а в деревне каждый своеобычен, каждый на виду, как дерево, растущее на просторной поляне. Деревенский человек всегда удивителен непосредственностью проявлений своего естестства»

Таковы отлитые в шамоте и слегка тонированные цветом «Наталья Яковлевна» (1968), «Капитолина Степановна» (1975), «Портрет тракториста Василия Кудрявцева» (1983-87) и выполненная в дереве «Женщина с ведром» (1969).

Первая из упомянутых работ является портретом в прямом смысле этого слова, что подтверждает имя в названии – Наталья Яковлевна. Наделённая от природы величественной женской статью, благородством черт, она сидит в грустной задумчивости, погруженная в невесёлые мысли. Замкнутость, глубина ее переживаний, подчеркнута силуэтом компактной фигуры, словно бы «закрытой на замок» жестом скрещенных рук. Невольно возникают ассоциации с прекрасными образами венециановских крестьянок.


«Наталья Яковлевна», 1968

Образ русской женщины получает развитие в другой работе Суворовой, выполненной год спустя, но уже в другом материале – «Женщина с ведром» (1969). Здесь легко узнаются портретные черты Натальи Яковлевны, однако объем деревянной основы, тяготеющий к некоторому уплощению фигуры, введение бытового элемента (ведра, на которое женщина опирается разомкнутыми руками), более динамичная поза, а также использование раскраски делают образ уже несколько иным – более декоративным и обобщенным…


«Женщина с ведром», 1969

Всего Псковскому музею принадлежат семь работ Киры Иннокентьевны Суворовой, и в скором времени зрители смогут увидеть их в обновленной Картинной галерее. Там же будут экспонироваться ранняя работа её мамы, Софьи Людвиговны Закликовской («Портрет», х., м., 1926-27 гг.) а также её собственный живописный портрет, выполненный ее мужем, живописцем Александром Сергеевичем Столбовым («Портрет скульптора К.И. Суворовой», х., м, 1966г.).