5 причин посетить Псково-Изборский музей
Археология
Драгоценные металлы и камни
Иконы
Живопись
100 лет картинной галерее

Я СКАЖУ ВАМ БЕЗ ОБМАНА ЛУЧШЕ НЕТУ…

08.04.2021

«Чем пристальнее изучаешь русский народный костюм как произведение искусства, тем больше находишь в нем ценностей, и он становится образной летописью жизни наших предков, которая языком цвета, формы, орнамента раскрывает нам многие сокровенные тайны и законы красоты народного искусства».

М.Н. Мерцалова.

Внешний облик русских всегда вызывал восторженные отклики у иностранцев. Путешественники, обладавшие разным вкусом и представлениями о красоте, описывая их, обязательно отмечали высокий рост, особую стать, светлую с ярким румянцем кожу. Особому национальному колориту русские люди во многом были обязаны одежде того времени.


Маковский В.Е. Пряха (1880). Псковский музей-заповедник.

У просвещенного человека никогда не иссякнет желание возвращаться к истокам. Никакие блага цивилизации не заглушат потребность желания постигать красоту минувших эпох. В составе богатого собрания псковского музея находится фонд народного костюма – крестьянская одежда, которая донесла до нас характерные черты русской нации. Повседневная крестьянская одежда, сшитая из домотканины, была очень удобна, не сковывала движений, позволяя комфортно себя чувствовать при выполнении разнообразных бытовых работ. Она почти совсем не декорировалась, была проще в отличие от праздничных сарафанов, изготовленных из дорогих покупных тканей.

Русский костюм всех сословий имел две главные функции – престижную и оберегательную, добавлял не только красоту, но и статус. По одежде, украшениям и целой системе символов различали богатых и бедных, бояр и купцов, ремесленников и крестьян. Легко можно было определить и семейное положение человека. Одежда становилась прекрасным показателем того, кто ты есть, чем ты занимаешься, и даже, кем ты хочешь быть. Русские женщины, даже простые крестьянки, были редкими модницами. Ценилась одежда в старину очень высоко, ее берегли, многократно чинили. Как мужские, так и женские дорогие костюмы хранились в объемных сундуках и переходили по наследству из поколения в поколение. Наряды доставали только по большим праздникам и торжественным случаям, когда нужно было себя показать и щегольнуть. Нередко дорогой костюм брали напрокат за деньги.


Куликов И.С. В крестьянской избе (1905). Псковский музей-заповедник

По обыкновению, вся одежда в старину шилась дома. Испокон веков люди украшали ткани. И в боярских, и в крестьянских домах пряли, ткали, шили и вышивали. Девушек и женщин, овладевших искусством рукоделия, особенно ценили. Женский костюм своей декоративностью, искусным кроем всегда был интереснее и колоритнее мужского, придавал фигуре грациозность и величавость; надев сарафан, и барышня, и женщина в летах сохраняла стать и завидную осанку. Недаром говорили про русских красавиц: «идет, словно павушка плывет». Необыкновенным разнообразием отличался старинный женский гардероб. Поверх полотняной рубахи надевали сарафан.

Сарафан – слово, заимствованное из персидского языка (перс. sarāрā), которое означает «одетый с головы до ног». Впервые этот вид одежды в русских источниках упоминается в XIV в. Будничные сарафаны шили из белого холста, синей и красной крашенины, клетчатой пестряди. Праздничные сарафаны были из многоцветной набойки, кумача, кашемира, штофа, шелка, парчи.


Фрагмент штофа. Псковский музей-заповедник

Были распространены и зимние сарафаны, сшитые из шерсти и сукна, утепленные подкладом или стеганной ватой.

Наиболее старинная форма сарафана – глухой косоклинный. Шелковый косоклинный со скаными пуговицами сарафан XVIII в., из Торопецкой губернии (возможно, из коллекции Ф. М. Плюшкина), долгое время экспонировался в экспозиции Псковского музея.


Торопецкий сарафан XVIII – начала XIX вв. Псковский музей-заповедник

В фондах музея в основном хранятся льняные сарафаны – «раздуваи» из кубовой набойки, с мелким растительным или геометрическим орнаментом. Именно такие сарафаны чаще всего шили в Псковской губернии, лен здесь выращивали повсеместно и в большом количестве, поэтому домотканина была в широком употреблении среди простого населения. Хотя родиной набойки является Индия, на Руси с незапамятных времен известны способы расцвечивания ткани путем набивания узора, в дальнейшем получившие название печатных рисунков. Это так называемые различные виды «набойки». Доска, на которой вырезался узор, называлась «манера» или «цветка». И каждый новый цвет наносился на полотно этими досками. Отсюда в народе и пошло выражение «на другой манер». На старинных набойках узор наносился масляными красками, так называемым верховым способом, когда покрытую краской доску накладывали на влажный холст и на ткани получали оттиск узора.

Суть этого способа заключается в следующем: вырезался узор на доске, затем доска смачивалась краской, превращаясь в печатную форму, после чего она накладывалась на ткань, ее простукивали деревянным молотком и набивали рисунок. В XIX веке во многих уездах изготовляли кубовую набойку – с белым узором на синем фоне. Эту ткань делали способом "резервирования". На белый холст наносили узор с доски, покрытой вапой, то есть смесью глины, купороса и клейкого вещества. Затем ткань опускали в чаны с синей краской, и она окрашивалась, а резервированный узор оставался белым. Первоначально, узоры набоек прекрасно имитировали орнаменты парчовых и шелковых тканей.

В конце XVII века индийские набивные ситцы покорили Европу, совершив своей красотой революцию в европейской моде. Уже в конце XVIII века зародилось ситценабивное производство, составившее некогда славу России, и тесно связанное с местной традицией ручной набойки. В России пальма первенства в производстве ситцевых платков и тканей принадлежала Москве, Московской и Владимирской губерниям. В Москве славились своими изделиями Прохоровская Трехгорная мануфактура, Товарищество Даниловской мануфактуры, фабрики А. Гюбнера, Котова, во Владимирской губернии – мануфактура Барановых в селе Карабаново Александровского уезда, фабрика Ст. Посылина в Шуе, мануфактура Зубкова и мануфактура П. Н. Грязнова в Иваново-Вознесенске. Хотя чаще всего повседневную одежду шили из домотканины. Иногда, на сезонных ярмарках в мае и январе покупали дорогие привозные ткани. Сейчас трудно поверить, но ситец считался одним из дорогих материалов, и позволить себе сшить сарафан из покупного ситца могла не каждая женщина. Зачастую, деньги на приобретение ткани собирали длительное время.

В нашей коллекции есть праздничный ситцевый сарафан белого цвета с красно-черным растительным орнаментом. Приобретен сарафан у С.В. Филипповой, в Гдовском районе в 1968 году.

Ситцевый сарафан. Псковский музей-заповедник

Сарафан сшит из восьми прямых полотнищ, сверху с густой сборкой идеального качества мелкие ровные складочки собраны при помощи мелкой палочки. Это фактически ювелирная работа.

Подол сарафана украшен широким воланом, и лямки, и волан декорированы кумачом. Из-за дороговизны материала аналогичные сарафаны могли позволить себе только зажиточные семьи. Видимо, чтобы немного сэкономить, был приобретен отрез ткани с пропечатанным клеймом мануфактуры (так называемый «остаток»).

И эта тайна открылась случайно. Как правило, мы любуемся фасоном, кроем, деталями, работой, тщательно выполненной мастерицей, не сразу обращая внимание на изнанку. А вот тут-то и обнаружился данный сюрприз.

Клеймо оранжевой краской отпечатано с изнаночной стороны ткани.

Эта печать свидетельствует о том, что данная ткань произведена на московской мануфактуре Гюбнера.


Гюбнер Альберт Осипович (ок.1818-1890) – французский подданный, московский купец 1-й гильдии, учредитель и директор Товарищества ситцевой мануфактуры Альберта Гюбнера (1871 г.) (Источник фото: сайт Российская портретная галерея)

Мануфактура выпускала свыше 20 наименований тканей (ситец, бязь, сатин, бумазея, узорчатые ткани), а также штучный товар (платки и фартуки), и ее продукция была адресована широким слоям населения, поэтому особое внимание уделялось недорогим тканям, так как основными массовыми покупателями продукции являлись представители крестьянского класса. Фабрика была основана выходцем из Франции, купцом первой гильдии А. Гюбнером в 1846 г., имела отбельный, красильный, набивной отделы, собственную лабораторию, граверную и рисовальную мастерскую. В 1871 г. было образовано «Товарищество ситцевой мануфактуры Альберта Гюбнера», совместно с торговым домом «Вогау и Ко» и купцами С.И. Щукиным, П.И. Щукиным и К.Т. Солдатенковым.

Товарищество ситцевой мануфактуры Альберта Гюбнера – компания, владевшая одной из крупнейших текстильных фабрик Российской империи. В разные годы, продукция Товарищества отмечалась многочисленными медалями на мануфактурных выставках в Москве, Вене, в том числе, была получена золотая медаль в Париже.

Узоры и колеры ситцев конца XVIII – начала XIX века обнаруживают различные истоки художественной культуры, которой владели мастера. Прежде всего, они наследовали орнаменты и композиции узоров, которые были созданы в предыдущую эпоху в различных видах народного декоративно-прикладного искусства. Среди них наиболее древний слой орнаментов геометрического характера: горохи, ромбы, круги, квадраты компонуются в узорах по традиционным приемам равновесия в линейные и диагональные композиции. На более тонких хлопчатобумажных тканях эти орнаменты мельчают, а узоры, составленные из этих элементов, получают новое звучание.

На старинных народных тканях этими элементами орнамента разрабатывали главным образом фон или отдельные части узора. Теперь они получают самостоятельное значение раппорта узора. Постепенно эти мелкоузорные ткани заменяли домотканые крестьянские пестряди, которые имели с ними много общего в характере узоров: орнаментами из мелких ромбиков, расположенных в шашечном порядке, полос, разделанных квадратами, трилистников, мелких цветков украшали «набойки», которые шли на мужскую и женскую одежду. Русский стиль или, как теперь часто говорят на французский манер, стиль «а-ля-русс» никогда со времен Дягилевских сезонов и Поля Пуаре не оставляет Высокую моду равнодушной.



Фрагменты набоек. Псковский музей-заповедник

В последнее время народные узоры, фасоны и способы декорирования одежды становятся все более актуальными для моды XXI века, и в современном прочтении часто используются модельерами, а музейные коллекции, бережно сохраняющие колорит ушедших эпох, являются источником знаний.


Автор статьи: заведующая художественным отделом О.А. Алексеева